• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: Старая Басманная ул., д. 21/4, стр. 1, каб. 414в
Телефон: +7 495 772-95-90*22692
Email: aengovatova@hse.ru

Руководство
Руководитель школы Павлов Александр Владимирович
Научный руководитель Порус Владимир Натанович
Заместитель руководителя Шулятьева Дина Владимировна
Менеджер по работе с преподавателями Захарова Наталия Владимировна

+7 (495) 772-95-90 *22685

Глава в книге
Музейная школа-лаборатория как площадка для теоретической и практической подготовки специалистов
В печати

Родин И. В.

В кн.: Научно-исследовательская работа в музее: сборник материалов XXI Всероссийской научно-практической конференции (21 марта 2024 г.). М.: МГИК, 2024.

Препринт
Dynamic Epistemic Logic of Resource Bounded Information Mining Agents

Dolgorukov V., Gladyshev M., Galimullin R.

arxiv.org. Computer Science. Cornell University, 2024

Идеальный студент – тот, кто не пытается быть идеальным и открыт к дискуссии

Преподаватель древних языков Школы философии и культурологии ВШЭ Кирилл Евгеньевич Прокопов был признан студентами школы одним из лучших преподавателей 2023 года. О своем пути в философии, преподавании древних языков, идеальных студентах и диссертации по диалогам Платона он рассказал в интервью.

Расскажите о Вашем профессиональном пути в философии и как пришли работать в Вышку

 

С Вышкой у меня долгие отношения, еще в 2009 году я поступил на образовательную программу “Экономика”, но позже понял, что это не совсем мое. Долго думал, чем мне заниматься дальше и решил, что экономика меня в “чистом виде” не интересует. Меня начали привлекать другие направления, связанные с психологией, экспериментальной и поведенческой экономикой, я даже думал поступать в магистратуру на психологический факультет. Однако понял, что интересующие меня вещи касаются более глубоких тем и принял решение поступить на философию. Сначала меня интересовала не античная философия и не древние языки, я думал, что буду заниматься аналитической философией (в частности, аналитической философией сознания), но вышло иначе. Я обратился к древним языкам и античным темам, доучился в магистратуре и поступил в аспирантуру, после чего начал преподавать в Вышке сначала древние языки, а затем курсы по античной философии.

 

Что заинтересовало Вас раньше: античная философия или древние языки?

 

Думаю, что это взаимный процесс, поскольку я читал Платона и других древних философов еще до поступления в магистратуру. У Платона прекрасные диалоги, иногда даже смешно, иногда не очень. Однако полноценного понимания того, что это такое, у меня не было до тех пор, пока я не начал изучать древние языки. Скорее всего именно, профессиональный интерес возник после того, как я начал заниматься древнегреческим и латинским языками, поэтому любовь к древним языкам случилась раньше, чем к античной философии. Но все же одно без другого существовать не может, как мне кажется.

 

Как Вы поняли, что хотите преподавать?

 

Наверное, только когда начал преподавать . Впервые у меня появилась возможность преподавать, когда я поступил в аспирантуру. С согласия Ольги Валерьевны Алиевой я вел факультатив по греческому языку для тех, кто уже закончил базовый курс. Это был мой первый опыт преподавания, он начался с древних языков, но оказался не очень удачным, так что у меня тогда было мало студентов (помню, однажды на занятие пришел всего лишь один человек). Я работал над преподавательским мастерством, в это же время появился интерес. Сейчас для меня преподавание – радость, и я осознал это уже в процессе, особенно когда я уже стал сотрудником ШФиК, начав преподавать латинский и греческий языки и курсы по философии.

 

Если брать пример с латинским языком (я начал преподавать его позже), я не планировал вообще преподавать и учить латынь. Настаивала на изучении латыни Ольга Валерьевна Алиева, но я не понимал, для чего мне это нужно, ведь мне хотелось читать Платона и других греческих авторов. У меня возникла возможность  преподавать латинский язык, я это попробовал, и уже в процессе меня это заинтересовало. Мне кажется, что всегда лучше начать делать, даже если не знаешь, понравится ли тебе это. Со временем все встанет на свои места. 

 

Как сложился круг Ваших научных интересов? Что или кто повлиял на Вас?

 

Как я говорил, все начиналось с других тем и авторов, меня интересовала больше аналитическая философия, потому что я видел переход от изучения точной дисциплины (экономики) к аналитической философии более логичным. Я планировал сотрудничать с Еленой Григорьевной Драгалиной-Черной и командой наших философов-логиков. Помимо этого я решил, что если учусь философии, то древние языки надо знать, так что я начал ходить на занятия греческим языком к нашим студентам-бакалаврам. . Познакомившись со своим будущим научным руководителем Ольгой Валерьевной Алиевой у меня возник уже профессиональный интерес к античной философии. Я решил, что можно не просто читать, например, Платона, но и заниматься этим академически. 

 

Некоторые современные авторы также оказали на меня влияние. Даже среди аналитических философов очень много тех, кто знал  древние языки и занимался античной философией (например, Гилберт Райл, Дональд Дэвидсон, Джон Генри Макдауэлл). У меня был интерес и к континентальным философам, которые знали и вели диалог с древней философией, я активно читал Мартина Хайдеггера и Жака Деррида, их интерпретации Платона и других древних. В магистратуре мне запомнился факультатив Алексея Анатольевича Глухова о современных интерпретациях Платона, об этом же написана его книга. Все эти современные философы, аналитические и континентальные, владели древним материалом, и мне хотелось, чтобы я тоже это знал, умел и занимался этим профессионально. Позднее на меня сильно повлияли интерпретации античной философии Пьера Адо и Мишеля Фуко. Таким образом, научный руководитель и определенный круг чтения сформировали меня как исследователя.

 

Вы второй год подряд становитесь “лучшим преподавателем”. Как Вам удается заинтересовать студентов в своих дисциплинах?

 

Я стараюсь шутить на занятиях, это хорошо, и это помогает, наверное. Думаю, стоит спросить самих студентов. Сложно ответить на вопрос, потому что мой путь преподавания, как мне кажется, начинался не совсем хорошо, были первые неудачи, хотя всегда были заинтересованные студенты. Вот первое, что приходит в голову: мне всегда доводилось читать только те курсы, которые мне самому интересны. С одной стороны, когда преподаватель рассказывает и обсуждает нечто интересное ему самому, это всегда стимулирует и студентов этим заниматься. С другой стороны, у меня всегда было ощущение после окончания каждого курса, будто что-то было сделано не очень хорошо. Я стараюсь работать над курсами, которые веду, поэтому они меняются каждый год. Это помогает мне самому не заскучать и в чем-то глубже разобраться, поэтому и студенты видят изменения к лучшему, оценивая мои усилия.

 

Мне самому было тяжело учить древние языки Я понял, что отчасти то, как учил языки я, не совсем способствовало интересу и приросту знания. Моя рефлексия над собственным опытом изучения древних языков помогает улучшать уже собственные курсы. Я никогда не был идеальным студентом и понимаю, что нужно рассчитывать курс не на идеальных студентов, которым и без преподавателя будет интересно все, что угодно. Наверное, таких студентов и нет, да они и не должны быть. Студентов всегда нужно заинтересовывать.

 

Получается, идеальных студентов не существует?

 

Думаю, что идеальным как раз-таки является тот, кто не идеальный и пытается задавать вопросы, даже если ему не совсем интересен предмет, он может открыто об этом сказать и обсудить с преподавателем, зачем нужно это изучать. Если есть открытая дискуссия и доброжелательность и к преподавателю, и к материалу, который он предлагает, тогда все складывается продуктивно. Когда возможно общение, взаимная заинтересованность и открытый диалог, именно тогда возникают идеальные отношения между студентом и преподавателем.

 

Есть ли какой-нибудь эпизод, который вам лучше всего запомнился из вашей работы в Вышке?

 

Мне часто запоминаются занятия, как они проходят, какие-то вещи, которые мы разбирали, смешные ситуации. Из того, что было не так давно, помню церемонию вручения дипломов у наших бакалавров-философов, выпуска 2023 года. Мы пообщались со студентами, у которых я вел занятия, а в дальнейшем и факультативы. Это был довольно трогательный момент, мы сделали фотографии, все радовались и в то же время расстраивались, поскольку все заканчивалось. Тем не менее многие продолжают заниматься в нашем греко-латинском клубе “Antibarbari HSE”

 

Запоминаются также и подарки от студентов на день рождения или по окончанию курса. Помню, мне дарили картину, рисунки, футболку с греческими надписями, термокружку с репродукцией одной римской мозаики,цветы и даже греческие вкусности, приготовленные по античным рецептам. Такие моменты, когда студенты благодарны и каким-то образом это выражают, очень приятны.

 

Над чем сейчас работаете, каковы Ваши интересы, помимо преподавания? Нам известно, что сейчас Вы пишете диссертацию…

 

Я окончил аспирантуру в 2019, но без защиты диссертации, потому что мне тяжело дается письмо, поэтому и академическая работа идет тяжелее преподавательской. Я написал определенное количество статей и опубликовал их в разных журналах, но собрать из этого единый текст, который я посчитал бы достойным защиты, за время обучения в аспирантуре у меня не получилось. Сразу после аспирантуры я начал преподавать, у меня было много занятий, к тому же началась пандемия – все это меня отвлекало от занятия большим научным текстом. Однако в этом году я твердо намерен закончить с этим и надеюсь, что у меня все получится! 

 

Что касается интересов, то преподавание все равно остается на первом месте, но, сейчас меня также занимает вопрос, как студентам, окончившим обучение в бакалавриате, продолжить заниматься древними языками с нами. Хотелось бы разработать среду не только для наших выпускников, но и для всех людей, изучающих древние языки, чтобы они могли с нами заниматься, например, в асинхронном режиме. Веду также Telegram-канал, куда я выкладываю учебные греческие и латинские книги. Возможно позднее буду публиковать там небольшие занятия для тех, кто продолжает изучать языки, но уже не может делать это вместе с нами в синхронном режиме. 

 

“Я думаю, что изучение латинского или древнегреческого языков – некий асинхронный диалог с древними авторами”.

 

Если вернуться к диссертации, она посвящена диалогу Платона “Федон” и тому, каким образом Платон впервые в истории философии создает, как мне кажется, некий идеал философского образа жизни. Это своеобразный манифест философии, где в лице Сократа читателю показывают то, каким образом должен жить философ. Я думаю, что это центральная тема “Федона”, несмотря на то, что есть много других проблем, но именно эта важна, и я хотел бы ее осветить. В моей работе все сконцентрировано вокруг диалога “Федон”, нов начальных главах даю контекст, который показывает, как представлена философия в других диалогах Платона, кто такой философ, что это за фигура, какое поведение, образ жизни и способ мыслить ему соответствует. Затем перехожу к “Федону” и показываю, что на самом деле, несмотря на то, что в диалоге представлен лишь один день из жизни философа, в этом дне заключена общая картина того, как философ должен мыслить и быть. 

 

Когда выдаются свободные минуты, чему Вы их посвящаете?

 

Не уверен, что у меня есть хобби… В свободное время стараюсь заниматься греческим и латынью, потому что невозможно полностью выучить древний язык, всегда нужно что-то читать и совершенствовать свои навыки. Несмотря на то, что я профессионально занимаюсь древними языками, для меня это своеобразное хобби, я всегда стараюсь читаю что-то, что выходит за пределы моих академических и преподавательских интересов. Если еще говорить про свободное время, то стараюсь чаще гулять (но это редко получается) и проводить время с близкими людьми. 

 

Получается, что ваша работа – это и есть хобби?

 

Да, можно и так сказать. Я не знаю, как можно относиться к академической деятельности только как к работе, потому что для меня работа – это всегда было что-то грустное и мрачное. Например, после окончания бакалавриата у меня была стажировка в Министерстве экономического развития, и это для меня было  тяжелой работой на протяжении двух недель! После этого я решил, что больше не буду так работать, и остался в университете. Безусловно, мы, преподаватели, много работаем, не нужно считать, что если у преподавателя несколько занятий в неделю, то он свободен в остальное время, преподаватели работают даже за пределами сетки расписания. Но я люблю преподавать, готовиться к занятиям, руководить проектной работой студентов и заниматься всем тем, что делает меня и студентов немного лучше.

 

Какие Ваши любимые авторы, книги?

 

Говорят, в Академии у Аристотеля было прозвище «читатель». Не знаю, какое прозвище дал бы мне Платон, если бы я попал в Академию, но точно не это. Увы, давно не читал художественной литературы. Лучше поговорить о древних авторах. Что до философов, то меня всегда привлекал  все тот же Платон потому, что это интересный автор, стоящий одной ногой в глубокой архаике, а другой — в самой современности. В текстах Платона есть вещи, которые вы никогда не найдете в современных философских текстах, мифы, метафоры, сам образ мыслей. С другой стороны, Платон – современный автор, потому что когда вы читаете его диалоги, то перед вами возникает живая традиция философствования, именно этим он мне и интересен. 

 

Из латинских авторов мне интересен Сенека, мы со студентами готовили учебные комментарии к его письмам к Луцилию, успел за это время прочитать и послушать, кажется, все письма. Ценю этого автора за его стиль латинского языка, очень емкий, обрывистый и сжатый, но при этом живой и располагающий читателя к себе. В текстах Сенеки есть моменты, которые дают понять, что это создано живым человеком, хоть и жившим две тысячи лет назад.

Кирилл Евгеньевич Прокопов
Кирилл Евгеньевич Прокопов
Фото: Штурмина Инна, 1 курс ОП «Философия»

А вы читали “Тайную историю” Донны Тартт?

 

Конечно! Хотя не эта книга побудила меня заняться древними языками, прочитал ее позже. Читать было интересно, мне была симпатична dark academy эстетика, но я не отношусь к своим занятиям так, как они описаны в книге. И надеюсь, что я не похож на Джулиана, преподавателя из “Тайной истории”! Мне нравится, что книга сформировала определенный образ вокруг античности и древних языков. С одной стороны, есть люди, которые, может быть, вдохновляются этим образом и начинают изучать древние языки, но многие из них перестают, думая про себя “красиво, конечно, но всерьез учить это я не хочу”. С другой стороны, есть те, кто остается и продолжает, успешно совмещая существующий вокруг античности образ с действительным знанием языков и истории.

 

Это хорошая книга хорошего автора, я рекомендовал бы ее читать всем, кто занимается древними языками. Например, в тексте есть эпизоды, когда герои пишут и говорят на древних языках. На занятиях мы занимаемся тем же, словно герои романа, и это, на мой взгляд, живая традиция, которую продолжаем мы, следуя за древними!

 

 

Интервью: Машинская Алина, 3 курс ОП «Философия»

 

 

 

 

Прокопов Кирилл Евгеньевич
Школа философии и культурологии: Преподаватель