• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Состоялись доклады Д. Чагановой о морском праве в СССР

13 и 29 октября Дарья Чаганова выступила на семинаре НУГ с докладами о роли, значении и содержании морского права в предвоенном СССР и во время Великой Отечественно войны. Дарья раскрыла теоретическую преемственность этой отрасли права, указала на ещё специфику в Советском Союзе и выдвинула ряд гипотез об этических и философских интуициях, стоящих за его нормами.

Состоялись доклады Д. Чагановой о морском праве в СССР

В октябре 2021 года участники НУГ собирались на серию докладов Дарьи Чагановой, которая была посвящена морскому праву в СССР и вопросу о справедливости боя на море. В рамках направления работы НУГ «Понятие справедливой войны и проблематика jus in bello в советской этике» Дарья инициировала исследование, которое бы позволило больше понять о целях и основных фокусах внимания в СССР до конца Второй мировой войны, а также о том, существовало ли в советской теории некоторое различие в оценке конфликтов на земле и морских сражений.

13.10 на вступительном семинаре исследовательница поставила вопрос о том, можем ли мы говорить об этической оценке морских столкновений и потенциальных конфликтов в СССР. Доклад «"Ни одного вершка своей земли не отдадим никому": говорят ли о справедливом конфликте на море в СССР до 1945 г.?» Дарья посвятила тому, какие нарративы мы встречаем в советской правовой мысли на тему моря и международных морских отношений. Основной целью первого семинара было начать дискуссию, в которой бы научно-учебная группа могла наметить дополнительные сферы поиска в области международного морского права в Советском Союзе. Продолжение дискуссии состоялось уже 29.10. Второй доклад Дарьи «Морское право в СССР 1920-х – 1940-х и его более поздняя рецепция» был посвящён уже более конкретным источникам и именам в советской теории. Основными вопросами исследовательского семинара стали вопросы о том, в каких терминах советские теоретики говорят о море и международном взаимодействии в 1917-1945 гг., и о том, какую окраску приобретают последние уже гораздо позднее – в рецепции 1950-х-1980-х гг. В результате, в серии докладов Дарья представила исследование об эволюции морского права и рефлексии о нём в г. Исследовательница, основываясь на большом спектре источников, проанализировала общие теоретические изменения, соотнеся их с историческим контекстом, и поделилась своими размышлениями о специфике структуры советского морского права по отношению к «буржуазному».

Тезис Дарьи заключается в том, что изучение морского права Советского Союза (или другого государства) помогает «высветить» некоторую структуру справедливости в зависимости от того, складывается ли для земли и для моря «разная» справедливость. Помимо этого, корпус морского права и аргументация, стоящая за ним, позволяют понять, как советские теоретики отвечают на вопрос о природе собственности: включена ли она непосредственно в зависимость от правовых учреждений или укоренена в онтологических основаниях (как, например, считалось в Новое время)? Следовательно, морское право позволяет обратить внимание на разделение способов аргументации в зависимости от вида геополитического пространства и целей государства на последнее.

На первом семинаре Дарья обратила внимание, что в Советском Союзе знали и особенно активно взаимодействовали с интеллектуальным наследием Гуго Гроция, признавая ценность принципа «открытого моря». Представления же о международном морском праве в начале XX века нельзя назвать очень глубокими в России: это связано, в первую очередь, с тем, что советские теоретики сталкиваются с необходимостью заново создавать корпус морского права и прописывать структуру ценностей международного взаимодействия с точки зрения коммунистического общества. Во-первых, Советское государство не могло принять имперское наследство в виде свода законов. Во-вторых – данное наследство нельзя назвать «богатым», ведь во времена правительства Николая II свод морских законов так и не был принят, и, таким образом, российский морской устав действовал со времён Екатерины II. Таким образом, правоведы, политики и философы сталкиваются с тем, что вопросы о моральных категориях и иные теоретические вопросы уступают место более практическим, повседневным проблемам для рассмотрения. Так, несмотря на серьёзное техническое развитие, в Советском Союзе и в международной практике мы наблюдаем, как в XX веке морское право говорит о порядке спасения судов, порядке выплат или же об иерархии на судне.

Морское право трактуется советскими правоведами в ранний период развития как надстройка над экономическим базисом общества на данном этапе его развития. В 1930-м году И.В. Сталин посвятил этому аспекту особое внимание в своей речи, после чего количество подобных определений стало ещё больше. Аспект морского права, который значительно отличает его от МП в Российской Империи, включает в себя два основных принципа. Во-первых, морское право в СССР не должно стать буржуазным, несмотря на то, что в основном развитое морское право представлено буржуазной культурой. Во-вторых, все частные суда были коллективизированы в СССР согласно принципу о том, что собственность, связанная с международными делами и связью, принадлежит государству и по определению не может принадлежать частным лицам или иностранцам. Что же касается этических категорий, целью морского транспорта СССР было способствование увеличению дохода во всех сферах, успешно соединяя договоры (выполнение обязательств по доставке грузов и т.д.) с общегосударственными целями. Функцией же морского транспорта в СССР было сообщение социалистического государства с капиталистическими державами. В этом мы наблюдаем различение риторики для данных государственных строев. Также иногда мы можем найти, что державы, ранее активно использовавшие морской флот, характеризуются как «варварские», «эксплуататорские», «действующие в интересах денежного мешка».

Обращаясь к конкретным текстам советских теоретиков в 1920-х-1930-х годах, Дарья выделила три основных тенденции в корпусе морского права СССР. Первая – понимание моря как объединяющего порядка, который требует гармонизации между законами различных стран вне зависимости от их строя. Вторая – перевод и чтение международных авторитетов в области описания моря и военной мощи моря, например, А. Мэхэна (1939-1940). И, наконец, третья – упор на военный потенциал морского флота. Однако в случае военной риторики мы очень редко можем судить о ярких характеристиках, свидетельствующих об их этической окраске. Гипотезой Дарьи, наоборот, стало наблюдение, что теоретики, описывающие теоретическое наследие 1920-1940-х годов, более ярко и враждебно передают его содержание, апеллируя к разделению на «нас» и «их».

Дискуссии в конце каждого из семинаров привели участников к выводу, что область морского развития не входила в основные цели СССР на этапе раннего развития, а бой на земле рассматривался как «основной», в связи с чем не велось активной разработки этических категорий. Также участники дискуссии обсудили советские киноленты, посвящённую морякам и морской жизни, и художественную литературу, посвящённую вопросам «варварства» и захватывающей «цивилизации» в виде морских держав, в Советском Союзе раннего периода.

Запись семинаров можно посмотреть здесь: 13.10 и 29.10

Презентация доклада Д. Чагановой (PPSX, 7.37 Мб)